О сайте    О компании    Тренинги    Работа 2.0    Все статьи    ТМ-книга    Поиск    Контакты   

+7 (495) 162 58 90     


События

Ближайшие открытые семинары:


30-31 мая 2019 г.,
Мастер-класс Глеба Архангельского «Эффективный бизнесмен»
Получите программу и специальную цену: www.tminvest.ru


Афиша встреч Лиги «Время» в мае 2019 г.

Информация

Департамент информатизации ОАО РАО «ЕЭС России» благодарит компанию «Организация Времени» за успешно осуществленный проект внедрения тайм-менеджмента на базе Microsoft Outlook. Сотрудники и руководство Департамента отмечают более эффективное использование рабочего времени, за счет применения контекстного планирования... Прочитать...>>

Публикации

23.07.2008 Сергей Бехтерев. Тайм-менеджмент аутсорсинга.
Технологии тайм-менеджмента при передаче различных бизнес-процессов на аутсорсинг профессионалов.
 

Полезно


Хотите получать обновления по почте?
Подпишитесь на нашу рассылку! Рассылка включает в себя новсти и обновления нашего сайта и выходит раз в неделю. Хотите владеть последними публикациями в области ТМ – подпишитесь на рассылку...>>



7
Несмотря на тренинг, Галина Петровна очередной договор «продула». Аргументы у неё кончились раньше, чем возражения у клиента.
– Что и следовало ожидать, – констатировал Виктор. –Забавно всё-таки... Неужели вы к урокам никогда не готовились? Так и импровизировали?
– Конечно, готовилась, – сказала Галина Петровна.
– А почему же вы тогда не готовитесь к важному разговору? Почему не изучите клиента как следует? Почему не продумаете несколько сценариев разговора? Вы думаете, вы сумеете всё выстроить на ходу? Вы слишком хорошего мнения о себе!
К следующей встрече Галина Петровна готовилась как к государственному экзамену. Да он таковым и был – испытательный срок заканчивался, и Виктор предупредил её, что от этой сделки зависит, остаётся Галина Петровна в штате или нет.
Договор был подписан! Местами Виктор морщился: клиент вырвал слишком большие скидки. Местами – наоборот: договор предполагал долгосрочное сотрудничество. График платежей его тоже вполне устраивал. Виктор посмотрел искоса на Галину Петровну и сказал:
– Ну что ж. Поздравляю. Пора становиться штатным сотрудником. Вот контракт, возьмите домой, изучите хорошенько.
Контракт Галина Петровна внимательно изучила. Несколько пунктов её смутили. Например, пункт, согласно которому компания имела право в любой момент читать содержимое электронной почты сотрудника.
– Это что же такое! – сказала Галина Петровна. – Это и Бенкендорфу не снилось! Это же узаконенная перлюстрация переписки и попрание прав!
– Если я правильно понял, вы считаете, что этот пункт узаконивает вторжение в вашу личную жизнь?
– Читать чужие письма – омерзительно! Это же очевидно!
– Ага, – сказал Виктор, – а Солнце, очевидно, вертится вокруг Земли.
– При чем тут Солнце?
– При том. Вы же видите своими глазами, как оно утром встает на востоке, проходит круг, а потом садится на западе. Это же очевидно!
– Да, но наука доказала...
– Во! И я о том же! Давайте пойдём научным путём. Давайте порассуждаем как два разумных человека. Не возражаете?
– Не возражаю.
– Хорошо. Ответьте мне, Галина Петровна, для чего нужна служебная переписка?
– Для выполнения служебных обязанностей.
– Стало быть, я, по служебной надобности, имею право с этой перепиской ознакомиться?
– Я с трудом представляю себе такую служебную надобность.
– Да запросто, – сказал Виктор. – Например, вас завтра (не дай Бог, конечно) скорая увозит в БСМП. Ну, там, например, с перитонитом. И вы там лежите под капельницей без сознания. А тут в это время срывается важная сделка, потому что мы вовремя не ответили на предложение заказчика, сделанное им по электронной почте.
– Убедили, – сказала Галина Петровна, – но всё равно, знаете ли... Гадко как-то...
– Любопытно. А если я по служебной надобности открою вот эту папку с договорами, это тоже гадко?
– Ну, вы сравнили!
– А какая разница? И договора, и ваша служебная переписка есть служебная документация.
– Вы не имеете права читать чужие письма. А письма, посланные не вами и не вам – не ваши.
– Хм. Поскольку эти письма не принадлежат мне, они принадлежат... видимо, вам?
– Разумеется, – сказала Галина Петровна.
– Ага. А папки с договорами – они тоже принадлежат лично вам?
– Нет, это собственность компании.
– Еще раз: какая разница между вашей служебной перепиской и вот этими документами вот в этом шкафу?
Галина Петровна, увы, никакой разницы между ними найти не сумела.
– Вот вы и ответили на мой вопрос. Служебная переписка не принадлежит вам. Она принадлежит компании. Следовательно, я читаю не ваши письма, а свои. Ещё вопросы будут?

8
– Хорошо, – сказала Галина Петровна. – Убедительно. Но вот вы читаете мою служебную переписку – а в ящике есть ещё и личные письма!
– Так я к тому и клоню, – засмеялся Виктор. – В служебном ящике не должно быть личных писем. На этот счёт есть соответствующий пункт в контракте. Вы его видели?
– Да, видела, – сказала Галина Петровна. – И я считаю, что это произвол.
– Батюшки светы, – удивился Виктор, – с какой стороны ни глянь, кругом я сатрап. Послушайте, а светофоры случаем не ограничивают ваши гражданские права? Ну там, типа запрещают переходить улицу где захочется? И потом, «произвол» – это ярлык. А как насчет разумных доводов?
– Хорошо, – сказала Галина Петровна, – вот вам разумный довод. Почему я не могу переброситься неформальными письмами с друзьями и партнерами?
– Допустим. Но учтите, что другие люди, работая с вашим ящиком в служебных целях, будут постоянно натыкаться на ваши личные тайны. Как вы думаете, хорошо это?
– Это отвратительно.
– Ну вот, и я того же мнения. Потому я и запрещаю вести личную переписку со служебного адреса. То есть, этот пункт контракта не нарушает вашу личную жизнь, а, напротив, защищает её.
– Да, но у меня нет другой возможности переписываться с друзьями! У меня нет дома компьютера.
– И потому вы решили делать это за мой счёт? Но тогда, наверное, я имею право, придя к вам в гости, взять да позвонить в Нью-Йорк. Вы знаете, у меня тетушка в Нью-Йорке, она очень страдает ностальгией.
– Ну вы сравнили, – сказала Галина Петровна. – Одно дело вы у меня в гостях, другое - я на работе.
– Хорошо, – согласился Виктор. – Пусть я не в гостях. Я на работе. Я сантехник. Вы наняли меня починить унитаз. Я его починил. А заодно улучил время и поговорил с тетушкой в Нью-Йорке. Почему бы и нет?
– Нет, это разные вещи.
– Я протестую. Что за дискриминация? Почему мне нельзя на халяву пользоваться вашими ресурсами, а вам моими – можно? Объясните, пожалуйста!
– Потому что телефон и электронная почта – это разные вещи.
– Чем же это разные? Это просто средства коммуникации. Вы платите за свой домашний телефон. Я плачу за электронную почту в фирме. Где разница?
– Да вы просто крохобор, – сказала Галина Петровна. – Сколько стоит разговор с Нью-Йорком, и сколько – электронная почта?
– Минуточку, – заметил Виктор, – правильно ли я вас понял, что мой разговор с Нью-Йорком и ваша личная переписка по служебному интернету – это всё-таки одно и то же, и дело только в сумме?
– Да.
– Тогда назовите мне границу, до которой идет крохоборство с моей стороны и после которой начинается воровство с вашей (давайте уж называть вещи своими именами)? Это десять рублей? Сто? Тысяча? В месяц? В год? В квартал? Кто её определяет? Вы без моего ведома? Я без вашего ведома? Согласительная комиссия? Она должна быть записана в контракте?
– И всё равно, вы путаете разные формы собственности, – упрямо сказала Галина Петровна. - Телефон у меня дома – это мой личный телефон. А электронная почта в фирме...
– Как бы общая?
– Ну да... – замялась Галина Петровна.
– Должен вам сказать, что это не я путаю различные формы собственности. Это вы путаете различные формы собственности. Напоминаю: всё, что находится в этой фирме, есть моя частная собственность. Не личная. Частная. Но моя. Поскольку всё это – моя собственность, именно я решаю, как ею распоряжаться. Уж извините. Не вы. А я. Я выделяю вам эти ресурсы для того, чтобы вы могли выполнять свои производственные задачи. И я слежу за тем, чтобы эти ресурсы использовались по назначению.
– Да, но должна быть социальная справедливость, -упрямо сказала Галина Петровна. -У вас есть всё, у нас ничего.
– Браво! – заметил Виктор. – Вот мы и докопались до корня! Грабь, стало быть, награбленное! Кто был ничем, тот станет всем... Одного разу мало было?
– Да вы не так поняли...
– Я всё так понял. В первый раз, что ли?
Галина Петровна молчала.
– Подытожим, – сказал Виктор. – К чему мы сегодня пришли?
– К тому, что всё тут ваше, а моего ничего нет.
– И только?
– А что ещё?
– Отделите личное от служебного, вашу собственность от моей, и вы избавитесь от многих иллюзий сразу. А избавившись от иллюзий, избавитесь от коллизий. И тогда нам с вами будет гораздо проще сотрудничать. Кстати, по поводу контракта. Рекомендую посоветоваться с юристом. Чтобы принять решение обдуманно и осознанно.
– Юристы денег стоят.
– То есть, я и за это должен заплатить? – хмыкнул Виктор. – И ещё. Поройтесь в интернете, посмотрите, как этот вопрос решается на Западе.
– Ага. И вы тут же меня накажете за использование интернета в личных целях.
– Я вам дал поручение. Вы мне доложите о результатах. Тем более что тема для фирмы важная.
– У меня с английским плохо.
– Это ваши проблемы. И ещё. На будущее. Никаких домыслов и ощущений. Только доводы, только разумные доводы. Все доводы, которые я вам сегодня привёл, вы могли бы привести себе сами. Если бы дали себе труд подумать.
– Виктор Павлович, – сказала Галина Петровна. – Можно последний вопрос?
– Да.
– Хотя всё, что вы сейчас говорили, было серьёзно и разумно, у меня сложилось впечатление, что вы надо мной смеётесь. Это так?
– Разумеется, так, – сказал Виктор. – Потому что вы повторили стандартный набор глупостей на тему корпоративной почты. Я эти глупости слышал десятки раз.
– То есть, – сказала Галина Петровна, – я ничего нового не придумала?
– Абсолютно ничего. Даже кое-что пропустили.
– Например?
– Например, такой довод: то, что я могу читать служебную переписку без вашего ведома, означает, что я вам не доверяю.
– А что, разве не так?
– Ну вот, одно да потому, – сказал Виктор. – Что за привычка употреблять слова, не вдумываясь в то, что они означают! Я читаю переписку именно с вашего ведома. Вы подписываете контракт, в котором вы УВЕДОМЛЯЕТЕСЬ об этом. То есть правила игры понятны и недвусмысленны. Если они вас не устраивают, не подписывайте контракт, и мы расстаёмся. А если уж вы их подписали, то будьте добры, соблюдайте эти правила, тем более, что они оберегают вашу личную жизнь. Это же так просто!
– Больше вопросов нет, – сказала Галина Петровна. –Но, знаете ли, на душе нехорошо.
– Ничего удивительного, – сказал Виктор. –Тьмы низких истин вам дороже вас возвышающий обман?

9
Слушай сюда, читатель... Если ты, конечно, еще тут. Если не притомился читать бесконечные рассуждения. Нет, ничего страшного, вопросов на самопроверку не будет. Да собственно, что тут и спрашивать – разумному человеку всё то, о чём сказано в двух предыдущих главах и так ясно. Надо быть круглым идиотом, чтобы это не понимать. Я о другом сейчас. Точнее, о том же самом, но с другого боку.
Вот фраза была в предыдущей главке. Повторю еще раз: «правила игры понятны и недвусмысленны. Если они вас не устраивают, не подписывайте контракт, и мы расстаёмся. А если уж вы их подписали, то будьте добры, соблюдайте эти правила».
Остановись. Прочти еще раз. Речь идёт о правилах игры. Предполагается, что два свободных человека в здравом уме и твердой памяти о чем-то договорились – и дальше играют по этим правилам. Или не договорились – и разошлись. Но если уж договорились, правилам следуют. Во всяком случае, хозяин, заключая контракт с работником, рассуждает именно так. Ему так привычнее. Он работает по такой схеме с заказчиками. Он работает по такой схеме с партнерами. Ему естественно так же работать с сотрудниками. Вся штука в том, что сотрудники так не думают.
Хозяин фирмы живет в жестком реальном мире, в котором действуют жесткие объективные законы. Если хозяин будет жить мифами, он вылетит в трубу очень быстро, со скоростью, пропорциональной своей мифологизированности.
Хозяин вынужден просчитывать каждое свое решение, поскольку он несет персональную ответственность за эти решения. Лично он и в полном объёме.
Сотрудники, по большей части, живут в выдуманном мире. В этом мире человек стоит дороже того, что ему платят. В этом мире он имеет гораздо больше прав, чем обязанностей. Он ответственен не перед объективным миром, а перед субъективным хозяином. На закон всемирного тяготения, из-за которого люди не могут летать, обижаться невозможно. Но на злого хозяина, который зачем-то запретил летать, обижаться можно и должно. Особенно если ты никогда не слыхал о законе всемирного тяготения.
Точка соприкосновения реального мира с фантастическим – хозяин фирмы. Точка проникновения реального мира в фантастический – хозяин фирмы. Ему нет дела до тараканов в голове своих подчиненных. Он пытается заставить их жить по законам реального мира. За что, собственно, на нём и фокусируется ненависть сотрудников. Так дети, бывает, ненавидят взрослых за то, что детям хочется питаться исключительно вкусными конфетами, а гнусные взрослые заставляют их есть полезную овсянку. Взрослые просто являются точкой соприкосновения мира реального и мира детских мифов.
А дальше все просто, как в шахматной двухходовке. Следует ли соблюдать соглашения, заключенные с нехорошими людьми? Разумеется, нет. Они, нехорошие люди, буржуи к тому же, этого не заслуживают.
Некоторые сотрудники всё же вырастают до понимания реального мира. Но, увы, они тогда перестают быть сотрудниками и открывают своё дело. Такие пироги.

10
Галина Петровна из своей зарплаты оплатила услуги юриста, и юрист слово в слово повторил ей доводы, приведенные Виктором.
Галина Петровна не успокоилась и несколько вечеров провела в интернете, отыскивая материалы по использованию корпоративной почты. И тут её ждало разочарование: на Западе статус корпоративной почты был прописан ещё жестче. Мало того, что в контрактах в обязательном порядке декларировался контроль за электронной почтой сотрудника. Ведение личной переписки и вообще использование интернета в личных целях штрафовалось.
Галина Петровна вздохнула и подписала контракт.
Лазание её по интернету неожиданно принесло и другие плоды. Познакомившись с тем, как используются корпоративные системы на Западе, Галина Петровна вдруг уяснила для себя, зачем нужен ненавистный Outlook, в котором Виктор заставлял вести списки задач, контактов и расписание рабочего дня. Раньше она считала это требование идиотским. Теперь научилась пользоваться «Контактами», «Задачами» и «Календарём» в Outlook-е – и разноцветные бумажки исчезли с её стола, а жизнь стала куда более организованной. Теперь компьютер помнил все её дела и сам напоминал ей о том, что и когда нужно сделать. Мелочь вроде бы, а суеты и недоразумений стало меньше, а времени больше.
Более того. В какой-то момент Галина Петровна вдруг почувствовала, что работа, которая до того была для неё ненавистным средством зарабатывания денег, стала ей интересна. И Женька, посетив в очередной раз лопахинскую «Викторию», не преминул это отметить.
– Глаз у твоей учителки горит, – огорчился он. – И разговаривает внятно. На лишние пять штук меня раскрутила. Пора копить деньги на ящик «Хеннесси»...
– Копи-копи, – сказал Виктор. – Компенсируй мои затраты. Я ей тут зарплату повысил.
– Как менеджера ни корми, он всё равно налево смотрит, – заметил Женька. –Я бы на твоём месте не торопился.
– Ты мне год отмерил, – сказал Виктор. –А из этого полена Буратину ещё строгать и строгать.
– Галина-Буратина, – ухмыльнулся Женька. -Строгай, строгай, Папа Карло...

11
И не позднее чем через неделю Виктор в очередной раз снимал стружку с Галины Петровны. На этот раз она завалила семинар для клиентов.
Нет, наученная горьким опытом, она серьезно к нему подготовилась. И раздаточный материал был, и клиенты собрались, и проекционная техника работала, и файл с презентацией был подготовлен. Но клиенты посматривали на часы, а после кофе-брейка половина их вовсе смылась.
Виктор присутствовал на семинаре. Не потому, что сам семинар был для него важен. А потому, что он снял весь семинар на видеокамеру. А потом заставил Галину Петровну всё это просмотреть. Зрелище было унылым и сильно напоминало школьную линейку. Галине Петровне стало скучно уже через пять минут, но Виктор вынудил её посмотреть сюжет до конца.
– Христос завещал нам: не делай другому того, чего не хочешь, чтобы делали тебе, – сказал он. – За что вы мучили бедных клиентов? Почему вы стояли по стойке «смирно» и сорок минут тарабанили вызубренный текст?
– Неужели докладчик должен двигаться как поп-звезда?
– Именно так. Двигаться. Как минимум двигаться физически. Выступление вообще должно быть динамичным. Вас что, в институте всякой риторике не учили? Или прогуляли, небось, как и политэкономию?
– Между прочим, – сказала Галина Петровна, – у меня был красный диплом.
– Между прочим, – ответил Виктор, – меня ваш диплом ни в малейшей степени не интересует. Будь вы хоть доктор наук в прошлом, меня интересует, что вы умеете делать сейчас и чему вы способны научиться в разумные сроки. И всё.
Есть же приемы ведения презентаций. Например, задавайте вопросы залу. «Кто из вас пользуется Microsoft Exchange? А кто из тех, кто пользуется, освоил создание форм?». Вот народ руки поднял, встряхнулся. А вы заодно провели небольшое исследование: выяснили для себя некий срез рынка. Но это только один прием. В общем, вот вам камера на пару недель, вот фирменный курс по ведению презентаций. Выступайте перед камерой, потом просматривайте запись.
– Но я не умею пользоваться видеокамерой!
– То есть я должен вас этому научить? Я, конечно, могу, но учтите, моё время дорого стоит. Век не расплатитесь потом. Я и так уделяю вам слишком много времени.
– Я это заметила, – сказала Галина Петровна.

12
А времени тратил на нее Виктор… И не высказать, сколько времени! Чуть ли не каждый вечер оставались они в опустевшем офисе. Потом Виктор отвозил Галину Петровну домой, но жила она слишком близко, и договорить не успевали. Тогда они продолжали споры в какой-нибудь кафешке, хотя в кафешках орала музыка и поговорить толком не получалось. По фирме поползли слухи: хозяин положил глаз на новенькую. Ясно было, что вкуса у него никакого, но любовь зла, придет – полюбишь и козлиху с торчащими клыками.
Виктор, и впрямь, любил Галину Петровну, но отеческой любовью, как любил папа Карло своего Буратино. Каждый день подмечал он в ней новые достоинства, некоторые из которых были воспитаны им лично (и тем особенно радовали глаз), а некоторые были изначально и проявлялись как бы между делом. И понимание, которое между ними возникло, было сродни пониманию между влюбленными – с полуслова, с полувзгляда. Кто его знает, как далеко зашли бы их отношения, но Виктора удерживало правило, которое Женька сформулировал так: «не спи на работе!». И потом, уж очень Галина Петровна любила деньги. А Виктор не любил тех, кто любит деньги. Хотя и тут он Галину Петровну прощал: с голодухи человек, наестся ведь когда-нибудь…
И, между прочим, не только ящик коньяка заставлял Виктора тратить время на Галину Петровну. Уже ясно было, что коньяк – его. Да, делала его Буратина ошибки, в том числе и дорогостоящие. Но она была обучаема. Она прогрессировала. И динамика у неё была. И потенциал был.
Спор спором, но Виктор уже всерьёз ставил на Галину Петровну в своём бизнесе. Именно ей затеял он поручить исполнение давней своей задумки. И не просто задумки, а, можно сказать, революции на рынке бухгалтерских программ. Рынок этот был, казалось бы, давно поделен, но все программы базировались на одном и том же, изначально порочном принципе. Внедрение их шло со скрипом (однако и на этом компьютерные фирмы умудрились сделать деньги). Но, главное – программы эти решали задачи сегодняшнего дня и определенного уровня предприятий. Бухучёт, на который были нацелены эти программы, уже не решал проблем. Надо было строить управленческий учет, надо было управлять финансовыми потоками внутри фирмы. На Западе Виктор присмотрел быстро набирающего обороты производителя бухгалтерских программ нового поколения. Название было странное, напоминавшее медицинское – ACENNA. Ну да ладно, ACENNA так ACENNA. Главное – построена программа правильно, и на Западе продается бешеными темпами. Адаптировать продукт для российского рынка, наладить обучение, а главное – подготовить почву. Заказчик и сам еще не понимает, почему ему нужна именно эта программа. Потому – глубокое рыхление: семинары, статьи, рассылки.
В тему надо влезать глубоко, как минимум – освоить терминологию. А значит, Галину Петровну, для начала – на бухгалтерские курсы. Ничего страшного. Главное, понять, что такое двойная запись, а дальше всё как по маслу пойдёт. Не сложнее Катерины, луча света в тёмном царстве... А потом и экономике подучится.
И вот это была фишка, это был красивый проект. Не толкаться на рынке компьютерного железа, на котором сейчас, как в автобусе в час пик. Не становиться тыща первым франчайзи 1С. Не быть одним из многих, отличающимся только по названию. Сделать что-то, действительно свежее, творческое. Ворваться на рынок с чем-то новым, к чему конкуренты еще не готовы, – и долго слышать позади их сосредоточенный топот. А когда догонят, когда опять упрутся в твои бока их нетерпеливые локти, когда исчерпаются преимущества отрыва – сделать финт ушами, уйти в другую плоскость, создать новый рынок.
Нет, и в том, что делалось сейчас, творчества было хоть отбавляй. Отработать систему мотивации сотрудников; организовать адхократическое взаимодействие подразделений; да хотя бы научиться по уму использовать корпоративную сеть для работы. Во всем этом творчества было ничуть не меньше, чем у писателя. Уж во всяком случае не было это унылой необходимостью зарабатывать деньги.
Всё, что делалось до этого, было только подготовкой, преамбулой. До этого Виктор еще не знал, что именно сотворит, но знал, что для этого нужна отработанная машина, толковые специалисты, а главное – капитал. Большие проекты требуют денег. Если их у тебя нет, надо идти к кому-то на поклон. А если они у тебя есть...
Так вот, капитал у Виктора был. И время «Ч» настало. И Буратина должна была сыграть в проекте решающую роль.
– Да ты сам Буратино, – сказал Женька, узнав о викторовых планах. – Ты где свои монеты собрался зарыть? В Стране Дураков, в которой банки берут с тебя деньги за то, что ты помещаешь в них свои капиталы! И это в то время, когда наши кореша давно возделывают кремниевые долины в Калифорниях!
– От такого слышу!
– Я-то чего? Я за два рубля купил, за четыре продал. На эти два процента живу. Без затей и без идей. Это ты все дерзаешь впереди паровоза. Кстати. Если твоя Буратина потянет ACENNA, я тебе еще один ящик «Хеннесси» выставлю. По рукам?
– По рукам. Спорить так спорить.
– Спорят по пьяни, полемизируют по трезвянке, – назидательно сказал Женька. – Мы с тобой сейчас спорим или полемизируем?
– Пока еще полемизируем, – сказал Виктор, подумав.
– А что нам надо сделать, чтобы реально поспорить?
– Еще по две заказать.
– Конструктивно мыслишь. В общем – давай выпьем.
– За что?
– Как за что? За то, что потому что!

13
Пятнадцать лет назад я искренне считал сотрудников соратниками, а дневная выручка лежала у нас на видном месте, в коробке из-под обуви. Сейчас я заключаю с сотрудниками многостраничные контракты и организовываю внутреннюю службу безопасности. Чем дольше живешь, тем хуже думаешь о человечестве. А если занимаешься бизнесом, этот процесс происходит втрое интенсивнее.
Я предлагаю сотрудникам делать со мной совместное дело на взаимовыгодных условиях, а они зачем-то ведут со мной классовую борьбу. Я этого не могу понять. Логика жизни у нас разная. И мораль у нас разная.
Не может, говоришь, быть у меня, буржуя, никакой морали? Наверное, не может. Где мне с моим пузом пролезть в игольное ушко. Верблюду и то проще, как справедливо отмечено в Писании. То есть я по определению ущербен и как бы не вполне человек. Что автоматически оправдывает всё, что по отношению ко мне делается. «Разве можно кидать в Герцогиню кастрюлями?» – «В эту – можно!».
Наверное, ты прав. Но, думаю, всё же нет. Думаю, моя мораль покруче твоей будет. Потому что включает в себя всю твою (от «Не убий» до «Не укради») плюс еще один пункт.
Вот, слушай. Был у нас администратор сети, славный парень и, кстати, большой любитель Окуджавы, что как бы автоматически подразумевает интеллигентность и прочие моральные достоинства. Я, вообще, долго пребывал в заблуждении, что человек, поющий Окуджаву, не может предать и украсть. Это уж потом выяснилось, что может и еще как – Вован в малиновом пиджаке от зависти бы поперхнулся. Так ведь Вован предаст и украдет по-простому, а любитель Окуджавы – исключительно из высших соображений. Но это всё я как-нибудь отдельно расскажу. А вот всё же об админе...
Как-то я обнаружил в нашей сети вируса и сказал об этом админу. Тот улыбнулся мне доброй широкой улыбкой и сообщил, что вирус этот у нас гуляет еще с прошлого четверга. Через пять минут он был уволен. Такие дела.
Давай еще раз, чтобы яснее было: то же самое яйцо, вид сбоку. Представь, что на тебя свалилось наследство. Не очень большое, но до конца дней можно не работать. Ну, и что ты с ним сделаешь? Первым делом ты бросишь работу.
Если бы на меня свалилось наследство, я бы вложил его в дело. Можешь считать, что это от патологической жадности – разубеждать тебя не буду.
При чём тут админ, говоришь ты? А при том. Он так и не понял, за что его уволили. Сатрапы, кричал.
Ребенок, пёрнувший за столом, тоже не понимает, за что родители выставили его из комнаты. Чё он такого сделал-то?!
Да ладно, Бог с ним, с админом. Не в админе дело. Дело в том, что много лет я пытаюсь объяснить неглупым людям одно и то же всякими словами, в том числе и матерными. И хоть бы раз дошло…


<<...НазадДальше...>>

Узнать еще больше о тайм-менеджменте Вы сможете из книг Глеба Архангельского. Получить БЕСПЛАТНО!


Rambler's Top100

О сайте О компании Школа Работа 2.0 Все статьи Карта Поиск Контакты

© 2000 - 2012 Архангельский Г.А.

Правовая информация